13:45 

В

~BN~ [DELETED user]
Мои пять копеек в проект!
Обычно я пишу истории под ником Sowulo, поэтому пусть и в этом случае он остается прежним. Мне досталась буква "В". О "криповости" истории судить вам, что-то меня, как водится, стали одолевать известные сомнения. Э-э... еще момент: кажется, в творческом порыве я слегка перестаралась с количеством знаков =)


Вина

Насколько банально бы это ни прозвучало, но для меня все началось тогда, когда ночь уже вступила в свои права. Я не спешила возвращаться в мотель — на мой взгляд, красота ночного города завораживает в десятки, если не сотни раз сильнее. В своем внезапном путешествии мне уже удалось полюбоваться ночным великолепием нескольких некрупных городов. Но ночная красота именно этого города обладала какой-то особенной силой. Невысокие здания во всю широкую грудь дышали историей. Тишина улиц ублажала слух. Сам воздух становился чуть терпким, пробуждая неожиданную жажду и вынуждая заглатывать его жадно, большими порциями.

В городах я не задерживалась надолго, стремясь закрыть весь маршрут, кропотливо составляемый целый год. Мысль проехаться по стране автостопом появилась давно, но лишь недавно что-то резко толкнуло меня на немедленное исполнение ставшего заветным желания. Отпуск со всем причитающимся был милостиво мне предоставлен. Кажется, многие вздохнули свободно, изрядно намучившись с моей истеричностью, многократно усилившейся в последнее время. Скорее всего, вследствие неимоверной усталости и вызванной ею бессонницы.

Как бы там ни было, теперь я нахожусь в этом прекрасном городке, брожу по окутанным тайной улочкам и наслаждаюсь последними волшебными часами перед возобновлением своего путешествия. Целых два чудесных дня было проведено за непрерывным изучением достопримечательностей и разгадыванием загадок. В большинстве своем загадки имели вкус искусственности, словно призванные завлечь в город как можно больше туристов. Но менее интригующими оттого они не становились.

Несмотря на все нежелание расставаться с этим городком, я чувствовала, что пора бы и честь знать. Впереди меня ожидало еще много всего неизведанного и интересного.
Направив шаги в ту сторону, где согласно карте находился мотель, я все глазела по сторонам, не в силах от этого удержаться. И все равно не уловила тот момент, когда город заволокло легкой дымкой.

Поначалу дымка была очень слабой, потому не воспринималась всерьез. Однако вскоре окрестности начали тонуть в неспешно белеющем тумане. Молочная белизна постепенно поглощала стены домов, и в душу стал невольно закрадываться страх. Я боялась потеряться, но и стоять на улице казалось мне сверхглупым поступком. Потому я двинулась вперед, нащупывая рукой стену ближайшего дома и изредка сверяясь с картой, которая, впрочем, в таком окружении становилась абсолютно бесполезной. Возможно, это одна из диковинок, о коей я еще не успела узнать, но теперь имела возможность лицезреть воочию. Слабый аргумент, выдвинутый с целью успокоить разбушевавшееся воображение, не подкреплялся ничем фактическим: во время подготовки я довольно кропотливо изучала информацию, на основе которой и составляла маршрут. Ни о каком белом тумане в описании климата или в самой истории этого города не упоминалось.
Тишина, недавно казавшаяся очаровательной, вдруг начала давить. И я невольно прислушивалась, ожидая появления каких-нибудь зловещих шорохов. Понимая умом, что занимаюсь ерундой, тем не менее, я не могла ничего поделать со своими инстинктами. Обстановка располагала. И, кажется, мой слух действительно решил со мной сыграть злую шутку: мне вдруг послышался звук легких шагов. Скорее даже шлепанье, которое обычно издают босые детские ножки, спешащие и спешащие по своим важным делам. Самым жутким в этом было, наверное, вторящее им эхо.

Я остановилась с глупой мыслью, что, возможно, это житель города, который поможет мне найти дорогу до мотеля. По мере приближения звука возрастало желание сорваться с места и как можно быстрее найти подходящее убежище. Предпочтя не бороться с собой, я тотчас же в спешке последовала за своим желанием. Безусловно, я старалась не шуметь, благо моя обувь позволяла быть достаточно бесшумной даже в этой оглушающей тишине. Однако спешное шлепанье не отставало, словно тот, кто являлся его источником, вознамерился догнать именно меня.

Непроницаемый туман не редел, подливая масла в огонь. Страх становился сильнее. Тогда, отчаявшись оторваться от своего возможного преследователя, я резко затормозила и приникла спиной к ближайшей белоснежной стене, напряженно вслушиваясь в абсолютную мертвенность тишины. Рядом раздался детский плач, плавно перешедший в хныканье, запахло детской смесью, и мою ногу обхватили маленькие холодные ручки.

Мое бешено колотящееся сердце на момент замерло, но, пережив первый испуг, забилось более размеренно, наполнившись заботой. Всего лишь ребенок, который, скорее всего, потерял своих родителей в таком непроглядном тумане. Разве могу я оставить его вот так?
Подавляя свою тревогу и заглушая голос разума, я осторожно положила руку на волосы, казавшиеся совершенно белыми. Раздалось шмыганье и новый всхлип.
— Мама? — колокольчиком прозвенела надежда в детском голосе.
Я забормотала что-то успокаивающее и присела, не переставая ласково ерошить светлые волосы. Ужас пронзил мое сознание, когда глаза встретились с белесым слепым взглядом, а светлые волосы действительно оказались белоснежными. Алебастрово-белая кожа, кипельно-белая одежка, белое, белое… Словно ангелок, но без полагающихся крыльев.
Я сумела подавить немедленно возникшее желание шарахнуться в сторону и продолжала нерешительно гладить мягкую шевелюру, бормоча что-то. Если малыш слепой, тогда проблема становится вдвойне серьезной. На все вопросы он испуганно хныкал и все время повторял: «мама», как будто твердо уверившись в том, что ею являюсь я. Что же… Я знала, что где-то недалеко от мотеля находится пост дежурного. Возможно, он сумеет нам помочь разобраться с нашей проблемой.

Подхватив ребенка на руки, я отважно направилась в нужную сторону, совершенно позабыв про то, что лишь недавно плутала в этом жутком тумане. Маленькие холодные пальчики, нежно перебирающие пряди на моих плечах, вселяли уверенность и придавали смелости. Малыш без конца бормотал свою «маму» и ледяными ручками обхватывал мою шею крепче, чем сильнее трогал мое сердце. Специфический запах детской смеси, точно окутавший меня с ног до головы, придавал ему какой-то особой хрупкости и беззащитности.

Дежурный отыскался на удивление быстро. Поначалу он, казалось, смешался, слушая мои сбивчивые объяснения и глядя будто сквозь малыша на моих руках. Мальчик хранил гробовое молчание и странно улыбался во весь рот, выставляя напоказ ряд маленьких аккуратных зубов. Его молочные глазки восторженно поблескивали в темноте.
Наконец, устав, по-видимому, от моей настойчивости, мужчина поднял руки в успокаивающем жесте и попросил подождать. Сам же на время удалился в заднюю комнатку, но при этом не переставал задавать мне оттуда стандартные вопросы. Рассеянно отвечая на них, я усердно пыталась согреть ледяные ладошки в своих руках. В какой-то миг мне показалось, что вынужденное ожидание несколько затянулось. На момент голос дежурного подозрительно оборвался, словно мужчина нашел что-то, что немало изумило его. А затем расспросы возобновились.

Чем больше минут отсчитывали небольшие настольные часы, тем сильнее становилось иррациональное желание оставить мальчика на попечение дежурного и убраться отсюда подобру-поздорову. И вновь, действуя как на автомате, я посадила ребенка на скамью. На возобновившееся хныканье я промычала что-то нечленораздельное, без прежней заботливости стараясь отцепить от себя ловкие холодные пальчики. Сделать мне это удалось с трудом и, отлетев по инерции к противоположной стене, я увидела, как ребенок начал принюхиваться, водя носом по воздуху. Вкупе с белесым взглядом и не по-детски жестоким оскалом, в который превратилась его милая улыбка, выглядело это довольно жутко. На каждое мое движение его маленькая беловолосая головка дергалась, а носик принимался работать усерднее. Он был похож на маленького изворотливого хищника, выслеживающего жертву.

Прежний страх возродился в душе, и я зайцем метнулась к распахнутой двери, захлопывая ее за собой, пожалуй, с излишней громкостью. Мне даже думать не хотелось о том, что может случиться с дежурным, оставленным с этим странным ребенком один на один. Он мужчина, он справится, а мне лучше скрыться.
Пришлось поплутать немного в молочном тумане, прежде чем мне удалось разыскать свой мотель. Все это время я испуганно прислушивалась и непрестанно оглядывалась. Кажется, слежки не было, хотя мне и чудился повсюду пристальный взгляд незрячих глаз.

Оказавшись в своем номере, я свободно выдохнула и даже нашла в себе силы подивиться небольшому загадочному приключению. Загадки — это по мне. Необъяснимое — то, что я люблю.
Тем не менее, я подавляла любые мысли о том, что же сталось с ребенком и дежурным, и старалась не обращать внимания на недоумение, вызванное собственной же черствостью. Случись такое в прежние времена, я бы никогда не бросила дитя, невзирая на его жуткую внешность да и на свою нелюбовь ко всем детям в принципе. У меня даже собственного малыша никогда не было. Однако…

Пару раз мне мерещилось знакомое хныканье и глухой детский топот. Но в этом путешествии мне постоянно «везло» на шумных сожителей. Вот и в номере надо мной со своей семьей жил ребенок, на которого я с легкой совестью, но не без дрожи, этот топот и списывала. Поспешно приняв снотворное, прописанное врачом, я провалилась в тревожный сон, полный быстрого шлепанья маленьких ножек. Злобное шипение преследовало меня в этом красочном сне, а нежное «мама» прочно обосновалось в голове с обещанием стеречь мой сон вечно. На стенах то и дело появлялись и пропадали дорожки маленьких аккуратных следов. На потолке, на полу, они кружили вокруг меня, подбирались ко мне вместе с тихим зовом и манящим запахом детской смеси… Во сне мне было очень страшно.
Проснулась я с гудящей головой, абсолютно не выспавшаяся, но в запланированное время, несмотря на то, что забыла поставить будильник. И только у словоохотливого администратора на выходе из мотеля я узнала, что семья в номере надо мной съехала как раз накануне, до моего возвращения с ночной прогулки. Значит, номер пустовал.
Неконтролируемая дрожь прошла по телу, предположения, одно страшнее другого, возникали в голове с пулеметной очередью. Предпочтя и их трусливо списать на разыгравшееся воображение и внезапную усталость, я поспешила исчезнуть из этого городка.

Но сделать мне этого, конечно же, не удалось.
Они схватили меня, когда я, не справившись с собственным неуемным любопытством, заглянула в конторку дежурного. Кровавая жуть, представившаяся неподготовленным глазам, исторгла из моей груди вопль, который выдал мое ненавязчивое присутствие. Множество людей, находящихся внутри посреди этого багрового месива, при виде моей скромной испуганной персоны подняло непонятный мне кипишь. Они обвиняли меня. Они без зазрения совести свалили все на меня, легко отмахнувшись от моих слов в собственную же защиту. Откуда они обо мне знают? Откуда знают мое имя? Почему обвиняют? Почему не верят? Они же видят меня в первый раз! Я ни в чем не виновата!..

Знаете, я нахожусь здесь, среди этой осточертевшей стерильной белизны, уже несколько месяцев. Кажется… Время здесь течет медленно, похожее на тягучую ириску, застревающую меж зубов и выдирающую зубные пломбы. Серые стены, в которые меня заключили до этого и из которых меня часто вывозили на слушания, достаточно быстро сменились этими холодными белыми стенами. Они сводят меня с ума. На них слишком часто появляются грязные следы детских ножек. Иногда аккурат на потолке над моей кроватью, после чего они прямо на моих глазах неспешно спускаются по стене к ее спинке. Иногда на полу рядом с изголовьем. Мяукающий зов раздается отовсюду, он все время зовет меня: «мама», и обещает стеречь вечность, потому что вечна моя душа. Тихое дыхание смешивается со злобным шипением, когда голос-колокольчик по какой-то причине на время забывается. От невидимого стража всегда исходит запах детской питательной смеси. И запах этот ужаснее всех ужасных запахов мира. Когда отвратительные холодные пальчики порхают по мне, я уже не нахожу в себе желания их согреть. Это не ангелок, потому что мое сердце замирает испуганной птичкой. Я его боюсь.

Почему это дитя приходит ко мне? В чем я провинилась? С чего вдруг оно меня стережет? Я не его мать. Я ему никто. Я ничего ему не сделала.
Как оно сюда пробирается? С каждым его приходом синяки на моем теле становятся темнее. Меня это очень пугает.
Я до сих пор не оставляю попыток добиться справедливости. Я говорю. Я настаиваю. Я требую. Мне даже выдали листок и ручку. Но все время пасут, словно опасаются, что я сотворю что-нибудь с этими безобидными предметами. Мне всего лишь хочется расставить все на свои места, рассказать им, как все было. Поделиться с ними своим страхом. Возможно, найти в их лице помощь. Просто потому, что просить ее мне больше не у кого. Я хочу укрыться в каком-нибудь безопасном месте. Ибо добром страшные визиты милого существа не кончатся, я это чувствую.

Но никто из них мне не верит. Одни говорили, что на моих руках кровь. Много крови. Другие говорили, что я сама себе оставляю синяки! Третьи говорили, что я порядочно наследила. Четвертые говорили, что грех с моих рук не смыть. Не смыть…
Да мои руки чисты! Абсолютно чисты! Стерильны, как эти неприветливые стены! Как… Как нежная кожа этого осклабившегося дитя! Посмотрите же сами! Почему вы мне не верите?..

***


Мужчина в белом халате, с сожалением глядящий через стекло на искалеченную худенькую женщину, лихорадочно строчащую что-то на листке, огорченно покачал головой.
— Полагаю, тех несчастливцев, встретившихся ей на пути, она всего лишь невольно ассоциировала с покойным мужем, — словно подводя итог разговору, сообщил он стоящему рядом стажеру.
— Всего лишь… — с презрительным фырканьем отозвался тот. — И все же кое-что мне хотелось бы выяснить, — под озадаченным взглядом пожилого мужчины заявил он. — Когда она окончательно повредилась рассудком? До убийства ребенка или до расправы с тираном-мужем?

@темы: Рассказ

Комментарии
2013-04-09 в 18:57 

Смауг
Умерит любые амбиции священный костёр Инквизиции.
Занудство.

В целом ощущение многословности. Перечитайте текст, может, есть, что сократить.
Немного нелогичной кажется концовка. Откуда взялся муж? Героиню с кем-то перепутали? Если нет, то это должно было проявиться в тексте раньше. Например, в её отношении к дежурному как единственному встреченному в рассказе мужчине.
И причём тут тогда туман?

2013-04-10 в 07:34 

~BN~ [DELETED user]
Городов - города. Повтор. повтор намеренный =)

лово "богатырский" стилистически не вяжется с постоянно повторяющимся словом "мотель", хотя они относятся к разным частям текста, но эта "богатырская грудь" выбивается. "богатырский" использовано, чтобы намекнуть на возраст города, но мне этот выбор самой не нравится, я все думаю над синонимом.

Туман - это природное явление, с чего бы ему упоминаться в истории? Тогда уж в описании климата. туман, как загадочное, потустороннее явление. Именно в истории, но про климат на всякий случай упомяну, раз возникают непонятки оО

Алебастрово-белая, кипельно-белая. намеренный повтор.

Многословность тут нужна, потому что рассказ идет от лица сошедшей с ума героини, искренне верящей в свою невиновность. Я не знаю, заметна в нем ли путаность.
Но все же попытаюсь чуть сократить количество знаков, хотя, как по мне, история получится бессмысленной без этого сумасшедшего объема ^^
Спасибо за замечания, поработаю еще с текстом =)

2013-04-10 в 19:13 

Смауг
Умерит любые амбиции священный костёр Инквизиции.
"богатырский" использовано, чтобы намекнуть на возраст города, но мне этот выбор самой не нравится, я все думаю над синонимом.
Ну с этим словом совсем другие ассоциации - мощи, раздолья какого-то. Но не возраст.

туман, как загадочное, потустороннее явление. Именно в истории, но про климат на всякий случай упомяну, раз возникают непонятки оО
У нас каждое утро такое "таинственное явление") Я к тому, что сам по себе туман не таинственен, его вряд ли стали бы в истории упоминать.

Алебастрово-белая, кипельно-белая. намеренный повтор.
Я не про повтор, я про то, что они через дефис пишутся) Обозначения цветов.

Многословность тут нужна, потому что рассказ идет от лица сошедшей с ума героини, искренне верящей в свою невиновность. Я не знаю, заметна в нем ли путаность.
Тогда бы она скорее перескакивала с одного на другое, забывала, о чём только что говорит, ударялась в какие-то подробности (хотя вот это у вас, кстати, есть, хорошо), воспоминания. Тогда - да, эффект путаности. А тут повествование идёт ровно, героиню ни в чём таком и не подозреваешь до самого конца. Да и тогда сомнения остаются. Хотя это как раз неплохо, когда сомнений нет, не так интересно)

2013-04-14 в 12:19 

~BN~ [DELETED user]
опытный кролик, я поправила указанные ошибки =)

А вот по поводу наполнения, пожалуй, лучше оставлю все, как есть, хотя такое содержание из "крипи" скорее всего вылетает. Сумасшествие бывает разным, в том числе и таким последовательным в изложении. Хотя на будущее просто буду ваши замечания иметь в виду ^^

2013-04-14 в 12:37 

Акихиро
Разочарование.
Мне очень понравился рассказ c:
Интересный, и концовка то, что надо :alles:

2013-04-14 в 16:48 

~BN~ [DELETED user]
Акихиро, чудесно :shuffle2:

2013-04-14 в 19:28 

Смауг
Умерит любые амбиции священный костёр Инквизиции.
Невысокие здания во всю широкую грудь дышали историей.
Хорошая формулировка.

2014-02-09 в 20:43 

Мурисея Чаровница, я люблю тебя :heart:

URL
   

Кровавый Алфавит

главная