01:11 

З - Зигзаги

Рёсхен.
Пётр Семёнович
Мне досталась буква З, и я, с трудом пересилив соблазн написать о зеркалах, западнях и зверомонстрах, написала вот что.

Зигзаги

Пажа нашли, когда уже рассвело. Стражники, дежурившие ночью, слышали какой-то грохот в подземельях, но проверять сразу не пошли. Утром же наткнулись на мальчишку – тот лежал в луже крови с широко раскрытыми детскими совсем ещё глазами, неуклюже впившись побледневшими пальцами в громоздкий револьвер. Шумиху никто поднимать не стал – всего лишь паж, да ещё и стащивший оружие у кого-то из стражников. Но буквально через неделю в подземельях нашли первого министра. Старик, судя по всему, умер от разрыва сердца. Он сидел, привалившись к сырой стене и полными ужаса глазами смотря на длинный коридор перед собой. Тут уже что-то нужно было делать.

- Не понимаю, почему ты считаешь, что это как-то связано,- пожала плечами Королева в ответ на обеспокоенные причитания Короля.- Один застрелился по неуклюжести, другой мог отдать концы в любую минуту – хоть в подземельях, хоть в спальне, хоть посреди приёма.
- И всё же,- возразил Король.- Оба умерли именно в подземельях, именно ночью и именно за последнюю неделю. Ты же знаешь эти легенды о недрах замка. Что, если кто-то убил их? Что, если что-то убило их? Что, если страх убил их? Страх остановил сердце министра, страх выстрелил из револьвера в мальчишку. Могло же такое быть. Но страх перед чем, вот вопрос!
- Что за чепуха, в подземельях неуютно и крысы, и стены могут обвалиться, но не призраки же там гуляют,- снисходительно ответила Королева.
Король поджал губы, а затем продолжил:
- Мать того пажа недавно пришла в город, хотела повидать сына. Что нам ей отвечать?
- Что её сын был несносным мальчишкой, который совал свой нос в чужие дела. Не раз заставала его следящим за мной или подслушивающим,- холодно отозвалась Королева.
- А министр? Его тебе тоже не жаль?
- Жаль. Но всем известно, что подземелья замка – не самое безопасное и подходящее для человека с больным сердцем место. Чудо, что их ещё не затопили грунтовые воды.
Королю оставалось лишь вздыхать и надеяться, что подобного не повторится.

Жизнь в замке текла своим чередом, но две странные смерти то и дело всплывали в разговорах. Один раз Королю даже посчастливилось проходить мимо кухни, когда кухарки вовсю обсуждали кошмарные истории о чудовищах в подземельях. Он остановился, прислушиваясь, а потом и вовсе решил обратиться к ним:
- Милейшие, откуда эти байки?
Самая молодая, которая рассказывала с наибольшим жаром, смутилась, но поспешила ответить:
- Катарина, старшая по кухне, крутит шашни с Гансом, стражником, Ваше Величество. Он был в подземельях, он ей рассказал.
Король велел разыскать Катарину и даже по такому поводу отвёл её в один из уединенных залов, подальше от любопытных ушей.
- Не сказать, что я много знаю…- замешкалась кухарка,- только Ганс рассказывал мне, что, когда мальчишку нашли, на застывшей луже его крови будто бы кто-то зигзаг нарисовал.
- Зигзаг?
- Зигзаг,- согласилась кухарка, для верности начертив в воздухе пальцем ломаную линию.
- И что же?
- Да ничего, просто странная… эта… деталь. Только давеча Её Величество собирала всех слуг в большом зале, рассказывала, как большой прием должен пройти. Хотела всем дать понять, что постараться надо на славу. Все мои кухарки да поварята были со мной – точно знаю это, с горем пополам всех собрала. А когда все вернулись на кухню, я обнаружила, что один запеченный сом пропал, да мешок с мукой опрокинут – и на муке этот…
- Зигзаг?- предположил Король.
- Зигзаг, Ваше Величество,- Катарина ещё раз испуганно начертила в воздухе ломаную линию.- Мы с девками спорить начали, одна говорит: змея! А я ей: какая ж то змея, змеи ползают волнами. А она говорит: значит, то больная какая змея. Только я, может, и не очень умная, но не слепая. Тот зигзаг будто кто пальцем или палкой начертил. Специально. Понимаете?

С того разговора Король впал в задумчивость. Он с прежним усердием занимался всеми важными государственными делами, но по ночам, глядя, как равномерно вздымается грудь его спящей на кровати рядом супруги, не мог отделаться от мысли, что спокойствие, окружающее его, мнимое.
Замок же продолжал готовиться к большому приему, который занимал и все мысли Королевы. Днем она муштровала слуг или выбирала розы для украшения столов, а затем, почитав в саду на ночь, ложилась спать, ни о чем не разговаривая с Королем.
Военный советник, по совместительству лучший друг Короля, по этому поводу как-то отозвал Его Величество в сторону.
- Прошу простить мне мою дерзость,- начал он.- Но смею поделиться мнением: с Королевой что-то неладно. Я помню, когда вы женились на ней, она была цветущей и радовалась каждому лучу солнца. Сейчас же, не смотря на то, что в королевстве всё хорошо, она мрачна и холодна. Мне больно видеть Её Величество такой безрадостной!
Король вздохнул:
- Она перестала быть тем вечносчастливым созданием, Конрад, ещё давно – когда хотела подарить мне наследника престола, а подарила мёртвого младенца. Она до сих пор не может простить себе того, что у нас нет детей. Знаешь, она постоянно говорила мне: «Твои глаза, любовь моя, как чудо – один синее неба, а другой золотой, как лес на закате. Как бы я хотела, что у нашего ребенка были твои глаза – я тогда любила бы его сильнее всего на свете». Но ребёнок наш родился мёртвым и унёс в свою маленькую могилу всю радость Королевы.
- Я, конечно же, соболезную,- отвечал советник,- но это было годы назад. Я же говорю о том, что в последнее время Её Величество мрачнее обычного. Аккурат со смерти того пажа стала она задумчивой и молчаливой. Не замечали ли вы чего-то странного со своей милой супругой? Не пропадает ли она где по ночам? Не пишет ли писем неизвестно кому?
Король лишь покачал головой.
- Осмелюсь спросить, Ваше Величество, не хотите ли вы, чтоб я проследил за ней, дабы узнать причины её печали и помочь её преодолеть? – робко предложил советник.
- Это могло бы помочь,- согласился Король, пораздумав.- Но ради бога, Конрад, делай это незаметно. Я понимаю, что ты скучаешь, пока нет войн, но не увлекайся. Она всё же Королева.
Советник повиновался, и следующие три дня следовал за Королевой незаметной тенью. Вечером третьего за ужином (Королеве как раз нездоровилось, и она ушла отдыхать в сад) советник возбужденно пытался что-то пересказать Его Величеству, но гул голосов и звон посуды постоянно его перебивали, и слышно было лишь обрывки фраз:
- Подземелья… у него… она просто не смогла… сегодня… попытаюсь… ужасно… глаза… завтра расскажу всё! Всё!
А утром четвёртого дня военный советник упал с лестницы, ведущей в подземелья, и так и не рассказал Королю, что сумел найти. Королева продолжала вести себя холодно и отчуждённо. Иногда она уходила так глубоко в сад, что Его Величество терял надежду отыскать её. Зато в тенистой глубине сада он наткнулся на старинную беседку с люком в полу, земля вокруг которой была испещрена зигзагами. Разного размера и давности, они явно были нацарапаны одной рукой. И стали последней каплей.
Дождавшись, пока Её Величество уснёт крепко, Король выскользнул из постели и, даже толком не одевшись, с одним лишь подсвечником спустился к подземельям. Он раздумывал о том, чтоб собрать наряд из стражников, но его преследовало странное чувство, что эта тайна не должна быть раскрыта случайными людьми. Гнетущая тяжесть этого решения толкнула Его Величество вперёд, и он сделал первый шаг по лестнице вниз.
Сначала он не видел и не слышал ничего, темнота и беззвучие обнимали его со всех сторон, игнорируя даже отблески пламени. Но чем ниже Король спускался, тем больше глаза привыкали к темноте, и тем отчётливее становился тихий звук – будто кто-то еле слышно напевал старинную колыбельную. Вцепившись в подсвечник до побелевших костяшек, Король двинулся на звук. Идти было сложно, он постоянно сворачивал не туда, приходилось возвращаться и снова находить источник пения. Но загадочный голос, мычащий про себя детскую мелодию, неумолимо приближался.
Король понял, что что-то изменилось, когда непроницаемая темнота сменилась парой тоненьких лучей, бьющих с потолка в конце коридора. Тихое мычание звучало почти рядом. Его Величество шел уже почти на цыпочках, но ему казалось, что грохот его сердца выдает его намного сильнее его шагов.
В конце коридора обнаружилась небольшая комната, пол которой был усыпан сеном и опилками. Приглядевшись, Король увидел несколько выложенных в ряд крысиных скелетов. И лишь через минуту он понял, что пение прекратилось. Что бы это ни было, оно перестало мычать, потому что увидело свет и Короля, а значит… оно находилось в этой самой комнате. Его Величество вытянул дрожащую руку с подсвечником, и свет упал на дальний угол комнаты…
Чудовище было серым и состояло из сплошных костей и сухожилий. Округлая спина с чётко выделяющимися позвонками напоминала шестеренку. Оно смотрело на Короля в упор из-под своих ужасных наплывших на глаза век. В руках у него была распотрошенная крыса, и оно мерзко причмокивало, опуская и поднимая свою каменно-тяжелую челюсть.
Отбросив подсвечник, Король кинулся прочь, спотыкаясь и хватаясь за стены. Он задыхался, пытаясь бежать как можно быстрее, но тысячи поворотов заманивали его не туда. Отчаяние захлестнуло его, когда он уперся в тупик и понял, что чудовище совсем рядом. Глаза снова привыкли к темноте, и Король с ужасом понял, что перед смертью он не только почувствует, но и увидит своего убийцу. Тот, продолжая причмокивать, аккуратно положил полусъеденную крысу на пол и опустился на четвереньки. Когда он подошел совсем близко, Король задержал дыхание, готовясь к ужасному концу…
Но чудовище протянуло свои похожие на сухие ветки руки и обняло Короля. Оно село рядом, и Его Величество почувствовал, как тонкие обескровленные пальцы гладят его по седым волосам. Затем монстр начал напевать колыбельную. Не переставая чувствовать, как сердце от страха колотится в горле, Король просидел так в объятиях чудовища до тех пор, пока сердце не перестало заходиться испуганной дробью. Как только он смог убедить себя, что опасность миновала, он осмелился поднять голову:
- Но кто ты? Что ты? Откуда ты здесь?
Чудовище отпустило его и замолчало, будто поняло вопрос. Затем, обмакнув узловатые пальцы в кровь крысы, оно с невероятным трудом начертило на полу зигзаг. И ещё один. И ещё один.
- Это ты рисовал их? Что они значат?
Чудовище продолжало вычерчивать зигзаги на полу, пока не смогло под одним из них провести прямую линию. Результат его удовлетворил, и оно принялось тыкать пальцем именно в этот рисунок, глядя то на него, то на Короля.
- Что это? Подожди. Это… корона? Корона?- Король показал на рисунок, а затем на свою голову.- Это сюда? У меня есть такая. Я король.
Чудовище продолжало любовно обводить силуэт короны.
- Но… Где ты мог видеть корону? Ты живёшь в подземелье, тут нет… Единственный человек кроме меня, который носит корону, это… Оу.
Чудовище подняло голову и встретилось взглядом с Королем. Из-под жутких наплывших век на него взглянули удивительные, совсем человеческие глаза - один синее неба, а другой золотой, как лес на закате…

Король проснулся около полудня, в своей постели. Королева сидела рядом, рыдая в сложенные ладони.
- О любовь моя… Они нашли тебя у входа в подземелье, без сознания! Как я не хотела, чтоб ты узнал! Как я боялась! Но твои глаза, у этого… у него… были твои глаза, как я могла…
- Меня… нашли где?- уточнил Король.
- У входа в подземелье. Ты разве не помнишь, как ходил туда?
- Нет, - покачал головой Король.- Я удивительным образом не помню совершенно ничего из прошлой ночи. А что случилось?
Королева прикрыла глаза и, помолчав с минуту, продолжила, улыбнувшись лишь губами, но не глазами:
- Что было, теперь никому не узнать. Видимо, что-то до полусмерти напугало тебя в подземельях, любовь моя. Но они больше никому не опасны – ночью кто-то разобрал стену как раз у подземного источника, и теперь подземелья затоплены вместе со всеми своими тёмными тайнами.

@темы: Рассказ

Комментарии
2013-04-08 в 01:18 

Nickel Arse
Как дела, голубчик?..
Ух, здорово.

Жаль его.

2013-04-08 в 01:46 

Рёсхен.
Пётр Семёнович
Nikke Larsen, спасибо!

2013-04-08 в 11:17 

Roldo
Совершенству эволюция не нужна.
Нормально вообще :vo:

2013-04-08 в 15:50 

кот Тасар
единственный момент, который смутил
читать дальше

2013-04-08 в 17:02 

Рёсхен.
Пётр Семёнович
кот Тасар, Я не особо разбираюсь в офтальмологии, но рассуждаю так: когда вы выключаете свет, в комнате, у вас же остается источник света в виде, например, света фонарей за окном. Но всё равно сначала кажется очень темно, а потом начинаешь различать формы всё лучше и лучше. Мне кажется, глаза привыкают к любой пониженной освещённости.

Roldo, спасибо!

2013-04-08 в 17:19 

кот Тасар
Рёсхен, на самом деле все это легко проверить)

2013-04-08 в 18:05 

Рёсхен.
Пётр Семёнович
кот Тасар, в общем, только что героически, потому что начиталась крипоты, вышла в коридор со свечой, выключила свет. Через какое-то время начала различать границы кафельной плитки и магнитики на холодильнике, а также чьё-то зловещее дыхание за спиной, из-за чего эксперимент была вынуждена прекратить)
Вывод - при слабом освещении глаза всё равно привыкают к темноте, хоть это и менее заметно.

2013-04-08 в 19:31 

Смауг
Умерит любые амбиции священный костёр Инквизиции.
Здорово как. Пробирает.

Занудство.

2013-04-08 в 19:40 

Рёсхен.
Пётр Семёнович
опытный кролик, спасибо, поправила!

2013-04-08 в 21:12 

Vixen venoma
cross you out ✖ Sanctimonia vincet semper
Очень сильно написано. :vo:

2013-04-08 в 21:24 

Рёсхен.
Пётр Семёнович
2013-04-08 в 23:05 

Маргинал К.
Аллах Бабах
Я после прочтения аж вслух сказал: "Клёво!"

2013-04-08 в 23:12 

Рёсхен.
Пётр Семёнович
Фельгенгауэр, о как, аж вслух. Спасибо!

2013-04-14 в 16:12 

Акихиро
Разочарование.
Замечательная история c:

2013-04-14 в 18:00 

Рёсхен.
Пётр Семёнович
Акихиро, спасибо!

   

Кровавый Алфавит

главная